Лактюшин Владимир (artushin) wrote,
Лактюшин Владимир
artushin

Category:

Жуковский: как наша милиция нас бережет

Интервью заместителя начальника ОВД по Жуковскому Антона Немешаева газете "Мой двор-Жуковский":
26eb4f316a038337f584cb7aa7dd5945

– Антон Валерьевич, в народе ходят слухи, что Жуковский превратился в некий наркооазис. Дилеры здесь чувствуют себя спокойней и безнаказанней, чем в Раменском. Завал амфетамина…

– Изъятие наркотических веществ в среднем происходит раз в неделю. Здесь ситуация двоякая. С одной стороны, сбытчик арестован, а на бумаге это дает рост преступности. Нет сбытов – нет преступности. На этом направлении у нас закреплены два сотрудника. Сейчас в производстве находится одно уголовное дело по поводу 7 фактов сбыта – задержали группировку, действующую на территории Жуковского и Раменского. Конечно, наш город заполонен наркотиками не больше и не меньше, чем соседи. Наркоситуация в России, она примерно одна и та же. Такие же показатели как в Люберецком и Раменском районах. Сколько наркотики существуют, столько и ведется с ними борьба. Опрометчиво делать выводы о каких-то «оазисах». Ничего не изменилось, «классика» – героин и амфетамин. Кокаина в городе почти нет. Уголовная ответственность за сбыт наркотиков 10 и более лет. Дилеры изворачиваются, делают закладки. Используют GPS– координаты для передачи сведения о «кладах»: работать все сложнее и сложнее. Преступность современная, не менее современная, чем мы с вами. Конечно, полиция не Наркоконтороль, чтобы делать изъятия тоннами, но характерные задержания все же есть.

– Теперь нет вытрезвителей, и пьяные зимой могут замерзнуть насмерть. Что вы предпринимаете?

– Если гражданин найден на улице в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, мы вызываем «скорую». Вопрос другой – приедет она или нет. По закону показана госпитализация в ЦГБ. Полиция не имеет права забирать спящих на улице алкоголиков. Не дай бог сердце не выдержит, и вся вина на нас. Когда-то мы спасли жизнь многим маргиналам, доставляя их в вытрезвитель. Теперь, если человек пьет, наверное, он должен помнить, что может погибнуть на улице от холода. Сейчас все это на совести наших реформаторов. Статистики по алкогольным смертям на улице у нас нет. Но очевидно, что люди гибнут из-за собственной глупости и упразднения вытрезвителей. Когда эти учреждения работали, их среднесуточная наполняемость в будние дни на стотысячный город была 15-16 человек. На праздники – чуть ли не в два раза больше. У нас не самый пьющий город, но раньше-то всех пьяниц подбирали и не давали им умереть…

– Одно из главных направлений работы любого ОВД, деятельность участковых, которые непосредственно общаются с населением и знают все о подконтрольной территории…

– До реформы, которая началась в конце 2009 года, а переаттестация закончилась 1 августа 2011 года. Если брать в масштабе участковой службы нашего ОВД она сократилась на 17 единиц, с 38 до 25 человек. Жуковскому был присвоен статус наукограда и присоединены земли Раменского района, началось строительство НЦА на Туполевском шоссе, на территории ЛИИ должен быть построен гражданский аэропорт. Только к 2015 году численность жителей увеличится уже на несколько десятков тыс. человек. Ранее действующий норматив – 4 тыс. человек на одного участкового. После реформы некоторым нашим сотрудникам пришлось взять по два участка. Четыре участковых пункта полиции, так называемой шаговой доступности. Участковый должен быть все время в жилом секторе среди населения. Но возьмем, например район Гризодубова-Анохина. Ближайший пункт – на Дугина 7, в полуподвальном помещении, ни о какой шаговой доступности не может идти и речи. Возникают нарекания – далеко добираться. 4 участковых пункта полиции на статысячный город – это мало. По опыту Москвы один участковый отвечает за три-четыре дома. Его рабочее место находится в одном из подконтрольных домов. У нас была акция для журналистов «один день с участковым», пресса увидела, в каких условиях нам приходится работать. Опорные пункты в старых домах, полуподвальные или просто тесные помещения. Мы стараемся поддерживать порядок, делаем косметический ремонт, но то, что есть, не предназначено для такой эксплуатации... Опорный пункт милиции в Ильинской части города обслуживает еще и ул. Лацкого. То есть бабушки на больных ногах попросту не доползутм… учитывая, что и транспортное сообщение там не самое удачное. Шаговой доступности нет. Помещение на Отдыхе – маленькое, бестолковое. Жуковские участковые перегружены работой в не самых комфортных условиях. Тем не менее, мы реагируем на все обращения и стараемся всем помочь.

– Что делать с криминальным лесом у станции «Отдых», там продолжают нападать на людей, особенно идущих с последней электрички? Мне, например, там ходить страшно, я вызываю такси.

– Сейчас мы запускаем пеший пост, лес будет патрулироваться с собаками. Как показывает практика, разбоем занимаются, к сожалению, некоторые жители пос. Мира, так называемых «буденовских» домов и иностранцы с востока. Периодически задерживаем целые группы «охотников». Нет такого, что охотятся одни наркоманы. Бывает, что на дело выходят подвыпившие граждане по пьяному куражу. Мы раскрываем большинство разбойных нападений.

– Люди часто судят о работе полиции по кино и сериалам…

– Проблема в том, что, во-первых, часть населения живет в 60-х, часть в 70-х или в 90-х годах. Нас окружают люди из разных эпох и с ними надо находить контакт. Нам часто приводили в пример фильмы «Анискин», «Анискин и Фантомас». По реалиям нынешнего времени, если бы главный герой работал в нынешней участковой службы, его, в лучшем случае, выгнали бы из ОВД. Я приведу конкретный пример. Если помните, было совершено групповое разбойное нападение, и многоуважаемый майор Анискин раскрывает это дело спустя 12 дней. Но когда оно произошло Анискин его не зарегистрировал, в район не сообщил. Сейчас бы посчитали, что он укрыл особо тяжкое преступление. Решался бы вопрос не только об увольнении из органов, но и привлечению его самого к уголовной ответственности. За превышение полномочий. Он, конечно, в этой деревне рос. Уходил на фронт, вернулся работать – в деревне 1000 человек, все друг друга каждый день видят. Анискин знал подноготную каждого... Наш город разрастается. Еще плюс миграционные процессы. А от нас, как в деревни, просят помощи по любому поводу и считают, что мы должны знать о всех все.

– Насколько я понимаю, в мае так много массовых мероприятий, что сотрудники, как и в «новогодье», работают без выходных…

– ЕГЭ – выделяем по два сотрудника на каждую школу, 31 мая – мероприятие на «Метеоре» – 25 человек сотрудников участковой службы. Отвлечение личного состава на массовые мероприятия идет постоянно. Последние звонки, опять таки, попали на субботу. Сотрудники не воспринимают это как трагедию. Это данность нашей профессии. Я сам не помню, когда у меня был единственный полный выходной, даже раз в неделю. Все равно приходится выходить на работу на 3-4 часа. Очень большой документооборот. Апрель-май прошли именно в таком режиме. Еще и массовые мероприятия, приходится проводить инструктажи. Последствия реформ – численность сотрудников ОВД сократилась на 33% – это 133 человека. Все это сказывается на повседневной деятельности. Коллектив наших участковых – коллектив молодой, средний возраст 25-35 лет. Конечно, есть сложность в общении со старшим поколением, а также не совсем адекватными людьми. Многие годы отделу задает работу гражданин с Молодежной, он стоит на учете в психдиспансере, что не мешает ему осуществлять колоссальную работу – более 300 обращений в год в различные инстанции. То есть, человек по-своему талантлив в умении напрягать такое количество специалистов на местах, пишет тома в областной главк, прокуратуру, администрацию Президента, и с этим ничего нельзя поделать. Все инстанции обязаны регистрировать и проверять доводы больного человека… Мы живем в интересное время, все так стремительно меняется. Уже нет стереотипных схем, которые работают 10-15 лет, работа требует постоянной отдачи и нестандартных решений.

– Как вы считаете, с чем связано подспудное недоверие многих граждан к полиции?

– Когда проводилась реформа, я помню 2009 год, открываешь «МК» и видишь старательно собранный негатив. Один сотрудник «отличился», другой… Я все время вопросом задавался – ведь есть и другие структуры, в том числе силовые, про которые не принято писать, верно? Везде присутствует человеческий фактор, люди подвержены слабостям и
склонны совершать ошибки. Нет роботов-полицейских, извините. И у добропорядочного гражданина, читающего МК в 2009 году, создавалось такое впечатление, что мы все – оборотни в погонах, мздоимцы и тд.

– Что скажете о текущей ситуации с мигрантами?

– Участковая служба проводит рейды по тем же маршруткам, выявляет использование заведомо подложных удостоверений, регистраций, в этом году не меньше 30-35 фактов возбуждения уголовных дел, направленных в суд. Но по таким нарушениям закона штраф – 5000 р. Выводы делайте сами. По гастарбайтерам – нет визового режима. 70% таджиков-узбеков работает на просторах нашей страны. В прошлом году несколько ужесточилось законодательство по пребыванию иностранных граждан в России. Если составляется протокол на предмет незаконного пребывания, мы везем этого гостя в федеральный суд и принимается решение о принудительном выдворении. Я не беру УФМС, у них своя статистика, они по своему направлению работают, но с начала года за 5 месяцев – около 40 случаев выдворения иностранных граждан. Это, конечно, капля в море. Проблема решается только при введении визового режима. 200-250 человек за год, депортированных силами нашего отделения, не решаю ситуацию. Ни в городе, ни в стране.

– Расскажите, пожалуйста, о соотношении рабочих усилий и преступлений, реально совершаемых в Жуковском.

– Во-первых, до 50% дел – это либо некомпетентные обращения, труд писателей-общественников, не совсем адекватных людей, или 115, 116 ч.1. То есть кто-то с кем-то вступил в конфликт, следствие – легкий вред здоровью. То есть дядя Вася ударил дядю Петю без хулиганских побуждений, например, из-за личной неприязни. В ином случае, это часть 2-я, и тут все решает прокуратура. Мы обязаны опросить обе стороны и отправить бумаги в мировой суд. В реальности, из 250-300 подобных заявлений, только по 5 возбуждаются уголовные дела. Людям в итоге становятся неинтересны тяжбы, они как-то успокаиваются, забывают претензии к друг другу или просто не приходят на суд. А для нас это многочасовая работа – и почти все «в корзину». Хотелось бы это время потратить на раскрытие тяжких преступлений и на законный отдых. С начала года было 12 угонов, из которых 8 раскрыты. Ушло в суд два дела о разбойных нападениях. В том числе попался «охотник», нападавший преимущественно на женщин с целью отъема сумок и ценных вещей. До этого человек 9 лет отсидел в тюрьме, вышел и полтора года промышлял телефонами и сумочками. Проблема в том, что в Жуковском не так просто такого гражданина трудоустроить – у нас одни научные предприятия. Я знаю лишь единственное исключение. Когда судимого персонажа взяли техником в ЦАГИ. С вопросами конвертации в социум у нас тяжко. Так называемой «бытовухой» грешат в основном граждане в состоянии алкогольного опьянения в возрасте 40-50 лет. 15-20 преступлений в год из общей массы совершают подростки. В 2014 году одно убийство, произошедшее 8 марта. Внук вышел из психушки и решил поздравить бабушку. Поиграл в Раскольникова. Выявлено шесть «резиновых» квартир с узбеками –то есть там, где прописаны толпы иностранцев.

– По весне начинаются народные «пугалки» маньяками… вспомнить тот ужасный случай, когда кто-то нападал с ножом на посетительниц кафе в районе Туполевской лесополосы.

– Преступник, это был бомж, уже давно в местах не столь отдаленных. В этом году возбуждено два уголовных дела по поводу педофилов – к сожалению, они граждане нашего города. В одном случае речь идет о 15 эпизодах развратных действий в отношении несовершеннолетних, проводится следственная работа.

– И, раз мы с вами ранее говорили о кино, можете вспомнить совсем кинематографический эпизод?

– Не будем о грустном… Расскажу анекдотичный случай. В 96 году злоумышленники напали на ювелирный отдел в комиссионке на центральной площади. Вынесли целую витрину золотых украшений, улов был неплохой. Вот только в течение недели налетчики оказались на Петровке. Нам оттуда звонят и спрашивают, мол, было ли совершено такое-то преступление. Мы подтверждаем, и эти друзья оказываются в Жуковском ОВД. Проходят считаные дни и тут снова выносят ту же самую витрину с золотом. Такое ощущение, что предыдущее нападение-задержание было репетицией. Снова звонок с Петровки, и нам привозят новую партию разбойников. По иронии судьбы, первые и вторые были помещены в одну камеру, где долго обменивались профессиональным опытом. Протоколы допроса тех и других, честное слово, практически не отличались.
Tags: Жуковский, газета "Мой двор-Жуковский"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment